В недрах закона

Помогут ли высокие штрафы остановить нелегальную добычу полезных ископаемых

С 17 сентября существенно увеличены штрафы за незаконную добычу полудрагоценных камней: для физических лиц в сто раз — до 500 тысяч рублей, для юридических — с одного до 60 миллионов. Меры направлены на борьбу с теневым сектором в сфере недропользования и призваны очистить рынок от нелегалов.

Штраф сопоставим с доходом

На Урале, известном богатствами своих недр, проблема незаконной добычи ценного сырья стоит давно и остро: не только строительный или отделочный камень, но и аквамарины, топазы, цирконы, яшма зачастую добываются нелегально.

— В Челябинской области более 140 участков, содержащих твердые полезные ископаемые, и часть из них — драгоценные и полудрагоценные камни. Выявлено более 600 скважин, неправомерно используемых для добычи, — говорит член Совета Федерации от Челябинской области Олег Цепкин.

По его словам, до недавнего времени камнем преткновения в борьбе с нелегальными недропользователями была несоразмерность действующих штрафов (ст. 7.3 КоАП) и доходности незаконной добычи и оборота высоколиквидных полудрагоценных камней. Ситуация усугубилась после увеличения разницы курсов валют, когда экспортировать незаконно добытые камни стало еще выгоднее. Чтобы остановить их вывоз, на федеральном уровне внесли поправки в КоАП, согласно которым за добычу отдельных полудрагоценных камней штрафы выросли в десятки раз. По сути, размер административного взыскания увеличили до того уровня, когда воровство природных богатств стало наконец невыгодным. К примеру, штраф за незаконную добычу янтаря вырос в сто раз.

— Незаконная добыча янтаря в РФ составляет около 70 тонн в год, а нефрита — в два раза больше, в денежном эквиваленте это порядка 10 миллиардов рублей. Цифры приблизительные, так как отследить полный объем невозможно, — приводит примеры Олег Цепкин.

Сейчас обсуждается необходимость введения уголовной ответственности за незаконную добычу ценного сырья и организация более эффективного надзора.

Нелегалы вне конкуренции

Впрочем, эксперты сходятся во мнении, что одним «кнутом» проблему вряд ли удастся решить. В качестве «пряника» предлагаются варианты совершенствования законодательства в части регулирования законной добычи, в том числе упрощение порядка получения лицензий.

По словам южноуральских недропользователей, чтобы получить лицензию на добычу полезных ископаемых, требуется не менее трех лет. А если возникнет необходимость изменить категорию земель, то срок согласований вырастет до пятилетки. Однако получение долгожданной лицензии еще не гарантирует успех бизнес-проекту, поскольку конкурировать с нелегалами невозможно.

— Добросовестные недропользователи несут большие расходы, поскольку платят налоги, арендную и заработную плату, обновляют и ремонтируют технику. А нелегалы не отчисляют государству ни копейки, — говорит предприниматель Игорь Макбулов. — Сегодня конкуренция на рынке очень жесткая, но не потому, что идет укрупнение бизнеса и становится сложнее работать, а потому, что договориться с нелегалами невозможно: они постоянно «роняют» рыночную цену. Добросовестные предприниматели пытаются между собой договориться, а нелегалы не идут ни на какие переговоры.

Размер административного взыскания увеличили до того уровня, когда воровство природных богатств стало наконец невыгодным

В такой ситуации не только те, кто занимается добычей полудрагоценных камней, но и все прочие законопослушные недропользователи. Например, при рыночной цене отборного плитняка 6000 рублей за кубометр нелегалы продают его за 3-4 тысячи. Предприниматели, работающие по лицензии, установить аналогичные цены не могут, поскольку для них они разорительны.

— Я только за аренду участка в год плачу около 400 тысяч рублей, налогов в прошлом месяце перечислил 40 тысяч, — возмущается предприниматель Ринат Юмадилов. — О какой конкуренции может идти речь, если нелегалы ни копейки не платят? Мы не знаем, как с ними бороться: копают везде, где захотят: на склоне горы в Карабаше протяженностью шесть километров только три предпринимателя работают по лицензии, остальные разрешений не имеют, а добывают камня больше нас.

К слову, черные копатели, как правило, не заходят на участки добросовестных недропользователей, поэтому специальной охраны никто не организует и патрулирования не ведет. Но легальному бизнесу от этого не легче.

Полномочия уходят в песок

Как пояснили в региональном министерстве имущества и природных ресурсов Челябинской области, контроль незаконной добычи полудрагоценных камней относится к полномочиям федеральных органов. На местном уровне надзор осуществляется только за участками недр, содержащими общераспространенные полезные ископаемые, к которым относятся песок, строительный и облицовочный камень, известняк, торф и тому подобные. С начала года сотрудники министерства выявили более 30 случаев нарушений законодательства о недрах, связанных с незаконной добычей таких полезных ископаемых и подземной воды. С нарушителей взыскали 1,15 миллиона рублей штрафов, что сопоставимо с суммой ущерба. При этом, по мнению местных чиновников, давно назрела необходимость принять дополнительные меры против незаконной разработки месторождений, для этого требуется внесение поправок на законодательном уровне.

— Важно расширить полномочия органов исполнительной власти в части контроля недропользования, усилить ответственность муниципальных органов в рамках предоставленных им полномочий, — пояснил начальник управления природных ресурсов минимущества Илья Белобородов. — Необходимо применять в Челябинской области статью 158 УК РФ (кража) за незаконную добычу полезных ископаемых, как это делают в других регионах, а также более активно заниматься изъятием и конфискацией орудий правонарушения.

Эти меры в законе прописаны, но на практике правоохранительные органы для борьбы с незаконной разработкой недр используют их редко, считают в ведомстве.

Источник: https://rg.ru/

Добавить комментарий