История газовой промышленности Афганистана

Миссия в Кабуле

Афганистан гораздо ближе к России, чем кажется, и не только из-за афганской войны, омрачившей позднесоветский период и существенно приблизившей распад СССР. Весьма важен и тот факт, что Афганистан стал первой страной, признавшей Советскую Россию; это обусловило особый статус советско-афганских отношений на длительную перспективу.

Но обо всем по порядку. 7 апреля 1919 года, в разгар гражданской войны в России (с непредсказуемым на тот момент финалом) недавно взошедший на престол эмир Афганистана Аманулла-хан направил Ленину письмо с предложением установить дипломатические отношения. Через полтора месяца Ленин ответил Аманулле-хану согласием, и вскоре в Кабул прибыла советская дипломатическая миссия во главе с Яковом Сурицем (это историческое для советской дипломатии событие легло в основу фабулы снятого в 1970 году популярного кинофильма «Миссия в Кабуле»). 

Через год с Афганистаном был подписан договор о дружбе и сотрудничестве, по которому, в частности, РСФСР предоставила Афганистану право свободного и беспошлинного транзита грузов через свою территорию, а также обязалась оказать ему финансовую и материальную помощь. Последний пункт можно считать уникальным с учетом того, что в России еще не закончилась гражданская война, и страна была совершенно обескровлена, причем, в самом прямом смысле…

Золотое время

Теперь о газе (и нефти). В 1928 году по просьбе заместителя наркома иностранных дел СССР, куратора восточного направления Льва Карахана Геологический комитет направил в североафганскую провинцию Герат геологоразведочную экспедицию для поисков углеводородов. Работа в отдаленном горно-пустынном районе, полностью лишенном какой-либо инженерной инфраструктуры, шла трудно, с большими перерывами. 

Спустя 30 лет, при короле Мохаммеде Закир-шахе, чье правление называют «золотым временем Афганистана», советские геологические экспедиции возобновили изучение северных регионов страны, но уже на новом технологическом и организационном уровне. В частности, хорошим подспорьем для геологов стала построенная в ударные сроки бетонная автодорога от туркменской Кушки, самой южной точки СССР, до Герата.

Результатом активной геологоразведки стало открытие в середине 60-х годов в приграничной провинции Дзаузджан газовых месторождений Етым-Даг, Ходжа-Гугердаг, Джаркудук, Джума и Ходжа-Булак, а также нефтяных Ангот и Ак-Дарья. Позднее были открыты еще несколько месторождений — Кашкари, Базарками, Замрадсай и ряд других. 

В 1967 году были пущены в эксплуатацию первые газовые промыслы и магистральный газопровод Шибарган — Мазари-Шариф — граница СССР пропускной способностью 4 млрд. кубометров газа в год, длиной 98 км и диаметром 820 мм с 700-метровым воздушным переходом через Амударью. Тогда же начался экспорт газа в СССР (в южные районы Узбекистана и Таджикистана), объем которого за 10 лет вырос до 3 млрд кубометров в год. 

Экспорт газа, приносивший Афганистану более 300 млн долларов в год, стал главной доходной статьей афганской внешней торговли. При этом примерно 15% добываемого газа (до 0,5 млрд кубометров в год) потреблялась на месте — в частности, на газе работали построенные в Мазари-Шарифе в 1972-1974 годах ТЭЦ мощностью 48 мВТ и завод азотных удобрений с годовым объемом производства более 100 тыс. тонн карбамида. 

Газовый оазис

Организационно работа советских специалистов в Афганистане была выстроена следующим образом. Геологоразведку осуществлял трест «Зарубежгеология» Мингео СССР, обустройство и эксплуатацию промыслов — Мингазпром СССР (в основном, силами работников «Кубаньгазпрома»). Основной производственный офис и «рабочий поселок», где жили советские специалисты с семьями, располагались в городе Шибарган, административном центре провинции Дзаузджан, «политическое руководство» осуществлялось советским консульством в соседнем Мазари-Шарифе. 

Советские специалисты занимали руководящие и ключевые инженерно-технические должности, производственные подразделения (например, буровые и эксплуатационные бригады) укомплектовывались афганцами. Для подготовки квалифицированных местных кадров в 1973 году в Мазари-Шерифе был открыт нефтегазовый техникум на 500 учащихся.

На пике работ Шибарганская буровая контора насчитывала 16 станков, рассчитанных на бурение скважин на глубину от 1500 до 5000 метров. Кроме того, использовались мобильные установки для испытания скважин и структурного (поверхностного) бурения на глубины до 600 метров. Объем годовой проходки (без структурного бурения и капремонта) достигал 40 тыс.  метров. 

Таким образом, к концу 70-х годов на севере Афганистана была сформирована мощная ресурсная база с геологическими запасами около 300 млн тонн нефти и газового конденсата и около 0,5 трлн кубометров природного газа. 

Из феодализма в социализм

27 апреля 1978 года в Афганистане произошел военный переворот, названный впоследствии Апрельской (Саурской) революцией; к власти в стране пришла просоветская Народно-демократическая партия Афганистана во главе с Нур-Мохаммадом Тараки. В Афганистане стал форсированно строиться социализм, условно говоря, по «монгольскому варианту» — на базе патриархального феодального и глубоко религиозного строя, минуя капиталистическую фазу развития общества. 

Радикальные преобразования (в первую очередь, земельная и водная реформа и коллективизация сельского хозяйства) вызвали резкое недовольство многих афганцев, в связи с чем в стране вспыхнула гражданская война.

В этой обстановке руководство советской колонии приняло решение отправить на родину жен и детей газовиков. Кроме того, был наложен запрет на выход без острой необходимости за территорию жилых городков и производственных объектов.

Инженеры с автоматами

В декабре 1979 года, после ввода в Афганистан крупного контингента советских войск (а также штурма спецназом «Альфа» президентского дворца Тадж-Бек, ликвидация Хафизуллы Амина и передача власти более лояльному к СССР Бабраку Кармалю), ситуация в стране, вопреки прогнозам, стала еще более нестабильной: для отпора «безбожным шурави» консолидировалась, усилилась и активизировалась вооруженная оппозиция (душманы/моджахеды). 

Для охраны газовых промыслов была выделена отдельная воинская часть Советской армии — танковый батальон. Таким образом, основные промплощадки были взяты под надежную защиту, но надежно прикрыть трассы трубопроводов по всей их протяженности не удалось. Как следствие, начались регулярные подрывы магистрального и межпромысловых газопроводов, а также нападения бандгрупп на буровиков, приводившие к остановке или даже полному сворачиванию буровых работ. Советским специалистам было выдано табельное оружие — пистолеты и автоматы.

Тем не менее, несмотря на трудности, работа продолжалась; физические объемы поставок газа в СССР поддерживались на плановом уровне при росте экспортной выручки — повышение закупочной цены на газ было одной из форм скрытой поддержки афганского режима.

При всех сложностях, обстановка в северных провинциях страны (Балх, Дзаузджан, Фарьяб и Кундуз), уверенно контролируемых генералом Абдулрашидом Дустумом, была более спокойной, чем в других регионах Афганистана. Кстати, интересно, что «непотопляемый» Дустум, этнический узбек, дважды Герой Афганистана, впоследствии ставший маршалом, вице-президентом страны и начальником Генштаба (а совсем недавно — беженцем), свой трудовой путь начинал подсобным рабочим на Шибарганском газопромысле.  

Советское наследие

В мае 1988 года было принято решение о выводе советских войск из Афганистана, завершившемся в феврале 1989 года. Одновременно с войсками из страны были эвакуированы и советские газовики. Промыслы продолжали работать, но развитие обширной нефтегазоносной территории прекратилось — недавно открытые перспективные месторождения Тир-Пуль, Али-Гуль, Калдар и Джангали-Колон так и не были освоены. Также не получилось осуществить проект строительства крупного НПЗ (в строй была запущена только малотоннажная установка по производству дизельного топлива на газоконденсатном промысле Джаркудук).

Тем не менее, масштабы сделанного советскими газовиками и нефтяниками на афганской земле впечатляют. Помимо мощного газового кластера и вышеупомянутых ТЭЦ и азотно-тукового завода на севере страны, в Афганистане за 37 лет (1952–1989 годы) были построены и полностью укомплектованы советским оборудованием 12 нефтебаз общей резервуарной емкостью 62 тыс. кубометров; нефтеналивные терминалы в Ширхане и Хайратоне, речных портах на Амударье; две газонаполнительные (газобаллонные) станции в Хайратоне и Кабуле общей мощностью 4 тыс. тонн сжиженного газа в год; автотранспортное предприятие по эксплуатации бензовозов в Кабуле и ряд других производственных и инфраструктурных объектов.

Деструкция и деградация

В конце 1991 года в связи с распадом СССР советская военная и гуманитарная помощь Афганистану была прекращена. Кроме того, был остановлен экспорт афганского газа. Обстановка в стране резко ухудшилась — в разгар зимы (а она в горной стране весьма суровая) возникла острая нехватка топлива и продовольствия. На этом фоне значительно усилили свой натиск моджахеды. 

18 марта 1992 года лидер Афганистана (с 1986 года) Мохаммад Наджибулла объявил о своей готовности уйти в отставку для формирования коалиционного правительства. Это не помогло — вооруженная оппозиция стала стремительно захватывать одну провинцию за другой, а 28 апреля 1992 года, ровно через 14 лет после Апрельской революции, отряды моджахедов без боя вошли в Кабул. Наджибулла укрылся в миссии ООН, где безвылазно провел 4,5 года; в сентябре 1996 года он был убит талибами.

Все последние 30 лет газовая промышленность Афганистана, созданная советскими специалистами, деградировала. Время от времени появлялись различные проекты по ее возрождению, но все они остались на бумаге. Наиболее живучим был и остается проект строительства Трансафганского трубопровода для доставки иранского и туркменского газа в Пакистан и Индию — огромные быстрорастущие страны, недостаточно обеспеченные углеводородными ресурсами. Дело это, безусловно, крупное, интересное и перспективное, но очевидно, что в нынешней обстановке, по понятным причинам, реализовать его не удастся.   

Источник

Добавить комментарий